Сближение ЕС и ЕАЭС* – больше, чем экономическая выгода

Автор: Ульф Шнайдер

Председатель правления инициативы Лиссабон-Владивосток,

президент SCHNEIDER GROUP

Согласно серьезным академическим исследованиям, если бы между Европейским союзом (ЕС) и Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) (в состав союза входят: Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан и Россия) было заключено комплексное торговое соглашение, ЕС мог бы увеличить свой экспорт в страны ЕАЭС более чем на 50 процентов. В свою очередь, рост экспорта ЕАЭС был бы немного ниже, но тоже оказался бы значительным. Экономические выгоды для бизнеса обоих союзов - очевидны, однако преимущества тесного сотрудничества между ЕС и ЕАЭС выходят далеко за рамки экономики. Новое соглашение не только внесло бы значительный вклад в развитие международных отношений и упрочили борьбу с протекционизмом, но также заложило бы более совершенный фундамент для многостороннего взаимодействия высокого уровня и создало бы хороший баланс интересов при реализации инициативы Китая «Один пояс и один путь».

Конструктивный взгляд на мнение оппонентов

Частым аргументом против официального сотрудничества между ЕС и ЕАЭС является апелляция к доминированию России среди пяти стран ЕАЭС. Отдельными аспектами, мешающими сотрудничеству между союзами, выступают необходимость реализации Минских соглашений и изменение реализуемой Россией политики протекционизма. Отдельные оппоненты часто утверждают, что США не поддерживают создание общего экономического пространства на территории ЕС и ЕАЭС или, по крайней мере, Польша и страны Балтии выступают против подобного проекта.

Несомненно, в экономической политике России присутствует некоторый протекционизм. Однако сходная ситуация наблюдается в США (и может сохраниться, несмотря на новое правительство), Китае и, в определенной степени, в ЕС. Переговоры между ЕС и ЕАЭС помогут снизить общий уровень протекционизма. В свою очередь, с геополитической точки зрения США действительно не заинтересованы в создании единого экономического пространства от Лиссабона до Владивостока. При этом следует отметить, что Европа не выражала свою позицию относительно нового соглашения о свободной торговле между США, Канадой и Мексикой (USMCA, ранее NAFTA), хотя это соглашение является явным примером закона, основанного на праве сильного, а не на силе права.

Политическая и экономическая стабильность на пространстве ЕАЭС

С 2015 года представители европейских и евразийских деловых кругов в рамках Инициативы «Лиссабон-Владивосток» поддерживают создание единого экономического пространства на территории ЕС и ЕАЭС. Подобное международное соглашение между ЕС и ЕАЭС также могло бы значительно усилить роль Евразийской комиссии как ключевого института формирования внутрисоюзной политики. В случае отставки важных политиков стран ЕАЭС сильная Евразийская комиссия могла бы способствовать плавному переходу власти к преемникам и оказывать положительное влияние на дальнейшее экономическое и общественное развитие.

Ответ Европы на китайский «Новый шелковый путь»

Один из часто задаваемых вопросов: как проект «Лиссабон-Владивосток» соотносится с инициативой «Один пояс и один путь»? Ответ прост: это не конкурирующая инициатива, а логичное европейско-евразийское дополнение. В случае утверждения - общие стандарты ЕС и ЕАЭС будут действовать и для Китая, а также для недавно созданного Всестороннего регионального экономического партнёрства 16 стран (ВРЭП). Таким образом, инициатива Лиссабон-Владивосток это ещё и способ снизить тревожность граждан обоих союзов в отношении Китая и его «Нового шелкового пути».

Как идея может стать реальностью

Хотя идея единого экономического пространства от Лиссабона до Владивостока не нова, она пока не стала конкретным планом. Отдельные попытки её реализации мы видим, например, в ЕС. Так, вопрос о создании единого экономического пространства от Лиссабона до Владивостока закреплен в действующем коалиционном соглашении о формировании правительства ФРГ, возглавляемого канцлером Ангелой Меркель.

В части международного сотрудничества в данном направлении можно привести ещё один пример: в прошлом году на рабочем уровне состоялось совещание представителей Евразийской экономической комиссии и Европейской комиссии. Одним из их результатов можно считать создание рабочей группы «Лиссабон-Владивосток», которую поддерживают более 100 компаний и бизнес-ассоциаций из 12 стран ЕС и ЕАЭС, среди них: Российско-Германская внешнеторговая палата (AHK), Восточный комитет германской экономики (Ostausschuss der deutschen Wirtschaft), Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП), Белорусская торгово-промышленная палата (БелТПП), Франко-российская торгово-промышленная палата (CCIFR), российское подразделение Всеобщей конфедерации итальянской промышленности (Confindustria Russia), компании «Siemens», «Schneider Electric», «Raiffeisen Bank International», «Северсталь» и другие. Для управления своей деятельностью инициатива создала международное правление, в которое вошли представители из Австрии, Беларусии, Франции, Германии, Италии и России. Автор этой статьи был избран председателем правления. Для разработки более конкретных предложений дальнейшей работы созданы Task force. Направления их деятельности - таможня и транспорт, техническое регулирование, визовый режим, налогообложение. Также планируется создание Task force с другими задачами.

.Технические стандарты могут повлиять на торговые отношения

При более детальной проработке вопросов сотрудничества важную роль сыграла поддержка Федерального министерства экономики Германии. Экономические исследования показывают, что при реализации проекта, бизнес ЕС выиграет больше, чем бизнес ЕАЭС. Сделать положение взаимовыгодным возможно. При выстраивании стратегии политического взаимодействия ЕС должен учесть интересы стран ЕАЭС, например, значительно упростить визовый режим, как это было сделано со стороны ЕАЭС для граждан ЕС. Это, в свою очередь, принесет пользу и предприятиям ЕС, работающим, например, в сфере туризма, авиации и моды.

Единое экономическое пространство будет способствовать созданию безопасной европейско-евразийской зоны - от Лиссабона до Владивостока или даже от Токио до Ванкувера, включая Европу. В него должны входить такие страны, как Грузия, Сербия, Молдова и Украина. Торговые отношения могут оказать решающее влияние и на силовую политику. Кроме того, как показал трагический конфликт на Украине, нация, которая может устанавливать технические стандарты, имеет преимущество и во внешней торговле. Мы понимаем, что такое возможно и при реализации проекта «Нового шелкового путём» или нового партнерства ВРЭП. В свою очередь, при реализации проекта единого экономического пространства от Лиссабона до Владивостока, который подразумевает гармонизацию стандартов и регламентов, ЕС и ЕАЭС смогли бы создать стабильное политическое и экономическое равновесие.