Буровую не заглушать. Как уберечь нефтегазовый сервис от разорения и потери позиций на отечественном рынке

Всякий раз, когда энергетический комплекс начинает лихорадить из-за очередного глобального экономического кризиса, в нефтегазовой отрасли раньше и больше других страдают сервисные предприятия. Как показывает опыт даже нынешнего десятилетия, многие из них, в первую очередь небольшие, разоряются. Поэтому с обрушением стоимости барреля на фоне пандемии представители профильных ассоциаций и министерств, экспертное сообщество дружно заговорили о необходимости оказания сервисникам неотложной прямой и косвенной поддержки для смягчения удара по сотням тысяч занятых в них людей и сохранения потенциала важного сектора российского ТЭК.

Сокращение добычи в рамках соглашения ОПЕК в сочетании с низкой стоимостью углеводородного топлива неминуемо вели к уменьшению заказов на разведочные, буровые работы, технологическое обслуживание. За малым исключением добывающие компании публично не раскрывают цифры "экономии" на подрядчиках, но вот, к примеру, одна из них, базирующаяся в Татарстане, в июне объявила об урезании приходящихся на них объемов в целом на четверть. При желании могла бы планку и ниже опустить, но сознательно отказалась от этого, запускает программу бурения скважин "на перспективу" - в расчете на рост рыночного спроса и быстрое возвращение на исходные позиции. К слову, создание так называемого фонда незавершенных скважин с целью развертывания дополнительных мощностей в недалеком завтра (на кредиты недропользователей с частичным бюджетным субсидированием) - среди ключевых стратегий по удержанию на плаву отечественного нефтесервиса.

Но когда возникает цепочка взаимных неплатежей, то риск обанкротиться велик. Неделю назад малое предприятие из Нижневартовска по настоянию прокуратуры погасило своим работникам пятимиллионый долг по зарплате, однако само оно полупарализовано, поскольку несет сплошные убытки. Самая большая "дыра" в 118 миллионов руб­лей образовалась из-за необязательности очень скромной по меркам Югры независимой неф­тепромысловой компании. Естественно, подрядчик требует через суд расплатиться с ним, однако аналогичные исковые претензии предъявили компании и другие контрагенты. Она же ссылается на собственные финансовые проблемы и не факт, что сумеет рассчитаться. Разорится незадачливый заказчик, разорится и то самое малое предприятие, ранее, по данным ФНС, вполне успешное и дисциплинированное.

По оценкам российской ТПП, нефтесервисные предприятия подчас вынуждены наполовину сократить объемы работ, их стоимость упала на 20 и более процентов. Помнится, в кризис конца прошлого десятилетия многие сервисные фирмы возмущались "беспощадным диктатом" нефтяников, которые помимо урезания смет значительно увеличили сроки расчета за уже выполненную работу. Тогда три месяца ожидания исполнители называли убийственными. Оказывается, это далеко не предел. Один из китов ТЭК, чьи активы преимущественно расположены на территории Западной Сибири, в третьей декаде июня уведомил сервисников о вынужденной необходимости перезаключения договоров на условии согласия с отсрочкой платежей до полугода. При этом партнерам предложено для пополнения оборотных средств кредитоваться в доверенных банках по принципу факторинга. В случае несогласия последует сокращение объемов работ не менее чем наполовину либо вовсе расторжение договора. Свое­образный ультиматум.

Послышались возмущенные голоса: почему, мол, честные предприятия должны жить в долг под проценты, съедающие как минимум инвестиционный жирок на обновление производственной базы? Только альтернативы не видно. Переход на "голодный паек" с длительными задержками зарплат равнозначен преступлению. Решатся ли недовольные на разрыв отношений с солидным заказчиком? Вряд ли, ведь "трудности временные", вариантов почти нет, ну а свято мес­то пусто не бывает. Его займут те же зарубежные конкуренты, преж­де всего китайские, считают их коллеги-соперники из Тюмени. Специализированные компании КНР, имеющие для экспансии хорошую финансовую подушку, давненько закрепляют и расширяют занятую ими нишу в нефтегазовых регионах, на Ямале, к примеру.

Об угрозе потери значительной доли рынка российскими буровиками и ремонтниками предупреждает глава Союза неф­тегазопромышленников Геннадий Шмаль. По мнению Владимира Борисова, президента ассоциации нефтегазосервисных компаний, без защиты их интересов на государственном уровне не обойтись. В федеральном правительстве понимают это. Минприроды РФ передало Минэкономразвития пакет предложений по системной поддержке профильных предприятий. Минпромторг обговаривает условия "бурового гранта" для замены изношенных буровых установок на новые, обязательно отечественные. Между тем глава торгово-промыш­ленной палаты Сергей Катырин обратился к премьер-министру с просьбой "рассмотреть вопрос о включении нефтесервисных организаций в перечень отраслей, в наибольшей степени пострадавших в результате распространения новой коронавирусной инфекции".