Эксперты назвали маловероятным отключение Россией газа для Белоруссии из-за спора о цене

Газовый спор России и Белоруссии вышел на новый виток: на прошлой неделе Минск снова потребовал снизить цену на газ, а Москва, в свою очередь, напомнила о непогашенной задолженности за прошлые поставки. Но обострения ситуации вплоть до перекрытия трубы в этот раз ждать не стоит, считают опрошенные ТАСС эксперты. Накала дискуссии следует ждать к концу года, когда речь пойдет о контракте на 2021 год, говорят они.

Взаимные требования Падение цен на газ на европейском рынке на фоне переизбытка сырья и пандемии коронавируса пробудило новые дискуссии о ценах на российский газ на постсоветском пространстве. По мнению президента Белоруссии Александра Лукашенко, текущие условия поставок российского топлива несправедливы, поскольку Минск платит по контракту на 2020 год $127 за тыс. куб. м, а Германия в мае покупала газ по $70 за тыс. куб м.

Разногласия по вопросу ценообразования проявились и на уровне ЕАЭС. В мае лидеры России, Армении, Белоруссии, Казахстана и Киргизии в ходе заседания Высшего евразийского экономического совета так и не смогли принять проект стратегии развития ЕАЭС до 2025 года, отправив его на доработку с перспективой принятия в октябре — ноябре. Это связано с тем, что Армения и председательствующая в ЕАЭС Белоруссия выступили за формирование уже на данном этапе единого рынка газа внутри сообщества. Российская же позиция, которую поддержали Казахстан и Киргизия, заключалась в том, что единый тариф на транзит газа в ЕАЭС не может быть введен при нынешнем уровне интеграции. Для этого необходим единый рынок с общим бюджетом и системой налогообложения, но такой уровень взаимодействия еще не достигнут, считают в Москве. Предполагается, что общий рынок газа стран ЕАЭС заработает не позднее 2025 года.

Кроме того, в "Газпроме" настаивают на том, что переговоры о цене газа на следующий контрактный период могут начаться только после того, как Белоруссия погасит долги за уже поставленный газ, в размере $165,57 млн Минэнерго республики наличие задолженности опровергало и настаивало на необходимости пересмотра методики ценообразования.

Цены на газ в Европе действительно упали, соглашается замглавы Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач. «Но когда в Европе цены росли, Россия не предлагала Белоруссии доплатить разницу», — замечает он. Решение проблемы он видит в создании единого рынка газа на пространстве ЕАЭС. Ситуация осложняется тем, что формат газовых договоренностей между Россией и Белоруссией может лечь в основу определения цен для стран-членов ЕАЭС, опасается директор по исследованиям Vygon Consulting Мария Белова. Она напоминает, что дискуссии о формуле цены на газ для Минска ведутся еще с 2015 года. "Поэтому тут надо стремиться как к максимизации выгоды для нашей страны и ее производителей газа, так и пытаться избежать конфликта интересов в пределах союза", — считает она.

Никто не хочет обострения Споры о цене и задолженности уже приводили к тому, что поставки российского газа в Белоруссию останавливались. Так было, например, в 2010 году, когда разногласия по учету взаимных долгов (российский долг за транзит газа достигал $220 млн, а Белоруссия должна была России за поставки газа $200 млн), привели к временному ограничению поставок российского газа. В 2011 году «Газпром» приобрел «Белтрансгаз», владельца ГТС взамен на предоставление существенных скидок по цене на газ, что обеспечило бесперебойность транзитных поставок в Европу по территории Белоруссии.

Однако сейчас вероятность обострения ситуации в крайней степени минимальна, считают собеседники ТАСС. "В прошлом были случаи, когда «Газпром» ограничивал поставки газа в Украину и Белоруссию, когда не удавалось достигнуть взаимопонимания по ценам и расчетам, но это всегда происходило на фоне серьезного ухудшения в двусторонних отношениях. Ограничения поставок — крайняя мера, Москва вряд ли сейчас на нее пойдет, особенно учитывая, что долг, о котором заявляет «Газпром», довольно небольшой", — говорит директор группы по природным ресурсам и сырьевым товарам агентства Fitch Дмитрий Маринченко.

Белова из Vygon с ним соглашается, отмечая, что «по большому счету имеет место спор хозяйствующих субъектов», который может быть разрешен путем вмешательства глав государств, как это уже неоднократно случалось. Ситуация может стать более драматичной ближе к зиме, когда нужно будет договариваться о ценах на следующий год, говорят эксперты.

"Никто не ожидал, что цены в Европе упадут так сильно, и Белоруссия в итоге будет закупать газ по более высоким ценам, чем Германия. Но у Минска нет физической возможности переключиться на европейские поставки, и формально цена зафиксирована на год, поэтому снижение цен, если оно произойдет, будет скорее политическим жестом", — объясняет Маринченко.

По его мнению, цена на российский газ скорее всего останется неизменной в этом году, как будет расти и долг за поставки. Урегулировать ситуацию стороны попытаются уже перед подписанием контракта на будущий период в конце этого года, считает он.