Прагматичный технократ Мирзиёев. Зачем Узбекистану ЕАЭС

Сенат Узбекистана на пленарном заседании в понедельник, 11 мая, принял постановление об одобрении участия страны в Евразийском экономическом союзе в качестве наблюдателя. При этом в Узбекистане отдельно подчеркнули, что это не скажется негативно на проводимых в стране реформах.

Сенат Узбекистана в понедельник, принял постановление об одобрении участия страны в ЕАЭС в качестве наблюдателя.

«Сенаторы большинством голосов одобрили предложение участия Республики Узбекистан в ЕАЭС в статусе «государства-наблюдателя». По данному вопросу принято соответствующее постановление Сената», — сказал в комментарии представитель верхней платы.

Он отметил, что в голосовании участвовал 91 из 100 действующих сенаторов. За данное решение проголосовал 71 сенатор, против — 16, воздержались четверо.

«Сенаторы, не поддержавшие сотрудничество с данной организацией, высказали мнение о возможных его последствиях: снижение темпов производства в ряде отраслей нашей экономики, потери рабочих мест в определенной степени, замедление процессов инвестиционной деятельности и модернизации промышленности», — отметили в верхней палате.

В то же время правительство Узбекистана уверяет: проблемы после того, как страна станет государством-наблюдателем, не будет.

«Уверяю вас, что нет никаких негативных последствий для проводимых в Узбекистане широкомасштабных реформ. Прежде всего, Узбекистан намерен участвовать в ЕАЭС в качестве наблюдателя. Это означает, что страна будет иметь право свободно участвовать в деятельности всех рабочих органов союза, кроме процесса принятия решений», — заявил 11 мая вице-премьер, министр экономического развития и сокращения бедности республики Джамшид Кучкаров.

При этом он напомнил сенаторам Узбекистана слова президента республики Шавката Мирзиёева.

«Еще раз заверяю наших уважаемых сенаторов: это не оказывает негативного влияния на экономические реформы. Кроме того, наш уважаемый президент Шавкат Мирзиёев неоднократно говорил, что Узбекистан свободно проводит свою экономическую политику, это не вопрос суверенитета или чего-то еще», — подытожил Кучкаров.

При этом он уверял, что для того, чтобы избежать отрицательного воздействия на данные виды деятельности, в краткосрочной, среднесрочной и долгосрочной перспективе республике будут даваться «отсрочки» по отраслям.

«Если со временем будем членом ЕАЭС, за этот период мы сможем повысить конкурентоспособность в соответствующих отраслях и поставить их на ноги. С учетом этого, у нас нет никакого риска», — отметил Кучкаров.

По его словам, присоединение к ЕАЭС усилит экономику, а те требования, которые выдвигает союз, есть и у таких организаций, как МВФ и ВТО.

В общем, судя по словам вице-премьер-министра Узбекистана, в вопросе присоединения к ЕАЭС во главу угла ставятся экономические интересы.

Для Узбекистана, который от политики импортозамещения, которая была принята при Каримове, при Мирзиёеве переходит к ориентированной на экспорт экономике, интеграционные проекты важны. Особенно сейчас, когда мировая экономика будет испытывать долгий и системный кризис, вызванный пандемией COVID-19. В таких условиях лучше заложить основы для роста экономики.

«Это только усилит конкуренцию. Нам все равно придется найти свое место на этих рынках. Единственный способ — обеспечить конкурентоспособность отраслей экономики, поэтому мы не видим никаких негативных сторон. Это подтверждают и многие эксперты», — отметил Кучкаров.

При этом он уверял, что для того, чтобы избежать отрицательного воздействия на данные виды деятельности, в краткосрочной, среднесрочной и долгосрочной перспективе республике будут даваться «отсрочки» по отраслям.

«Если со временем будем членом ЕАЭС, за этот период мы сможем повысить конкурентоспособность в соответствующих отраслях и поставить их на ноги. С учетом этого, у нас нет никакого риска», — отметил Кучкаров.

По его словам, присоединение к ЕАЭС усилит экономику, а те требования, которые выдвигает союз, есть и у таких организаций, как МВФ и ВТО.

В общем, судя по словам вице-премьер-министра Узбекистана, в вопросе присоединения к ЕАЭС во главу угла ставятся экономические интересы.

Для Узбекистана, который от политики импортозамещения, которая была принята при Каримове, при Мирзиёеве переходит к ориентированной на экспорт экономике, интеграционные проекты важны. Особенно сейчас, когда мировая экономика будет испытывать долгий и системный кризис, вызванный пандемией COVID-19. В таких условиях лучше заложить основы для роста экономики.

Однако при всём при этом необходимо учитывать и вопросы геополитические, особенно надвигающийся кризис в американо-китайских отношениях.

ЕАЭС как третий путь

В начале мая агентство Reuters опубликовало сенсационный эксклюзивный материал.

«В докладе, представленном в начале прошлого месяца Министерством государственной безопасности высшему пекинскому руководству, включая председателя Си Цзиньпина, был сделан вывод о том, что глобальные антикитайские настроения достигли самого высокого уровня со времен разгона на площади Тяньаньмэнь в 1989 году, сообщили источники. В результате Пекин после пандемии столкнется с волной антикитайских настроений с США в качестве лидера и должен быть подготовлен в случае реализации наихудшего сценария к вооруженной конфронтации между двумя мировыми державами», — утверждалось в нем.

При этом Reuters ссылалось на источники в Пекине, которые видели документ, но отказались передавать его фрагменты агентству, опасаясь за собственную безопасность.

В общем, отношения между двумя государствами обострились настолько, что в Китае опасаются реальной войны с США.

В таких условиях Узбекистану, который находится в сфере интересов и Китая, и США, нужно быть предельно осторожным.

С одной стороны, Узбекистан в последнее время всё чаще хвалят в западных СМИ. Издание Украина.ру уже писало о том, как резко изменилась тональность массмедиа Запада к этой центральноазиатской республике.

Впрочем, стоит признать, что хвалить есть за что: при президенте Мирзиёеве страна встала на путь реформ и реформ довольно решительных и смелых. В тот же понедельник 11 мая президент Узбекистана заявил, что размер премий, выплачиваемых руководителям узбекских министерств и ведомств, будет зависеть от уровня развития в органах власти информационных технологий.

Кроме того, еще со времен Каримова у Ташкента было налажено сотрудничество с Вашингтоном в оборонной сфере.

С другой стороны, сладкие речи западных СМИ остаются сладкими речами, но Узбекистан граничит с государствами, которые тесно сотрудничают с Китаем. В том числе в сфере обороны. Среди таких можно назвать соседний с Узбекистаном Кыргызстан.

Сотрудничает с КНР и сам Узбекистан. Так, в ноябре прошлого года Госкомстат Узбекистана сообщил, что в январе-октябре 2019 года товарооборот между странами составил $6,619 млрд, или 19,1% от всего внешнего товарооборота. Китай был лидером по этому показателю.

Кроме того, с 1 января 2020 года в Узбекистане начал действовать безвизовый режим для граждан Китая, согласно которому китайцы могли находиться в Узбекистане без визы не более семи дней.

В условиях надвигающегося конфликта укреплять экономические связи с одной из его сторон — это рассориться с другой. А таких сильных противников, как Китай и США, не пожелаешь никому.

А вот экономическая интеграция с Россией, да еще и в рамках ЕАЭС поможет и экономику поправить, и, в отдаленной перспективе, улучшить условия работы узбекских мигрантов в РФ (гражданам стран-членов ЕАЭС не нужно покупать патент для работы в России), и не вызовет особых претензий у двух сторон глобального конфликта. Тем более пока Узбекистан будет участвовать в статусе «государства-наблюдателя».

Кстати, у Узбекистана есть пример успешного бизнесмена из этой страны, работающего в России. Это миллиардер Алишер Усманов — №7 в рейтинге «200 богатейших бизнесменов России — 2020» по версии российского Forbes. В апреле Усманов пожертвовал Узбекистану $20 млн на борьбу с коронавирусом, а в мае — $10 млн на борьбу с результатами наводнения.

В общем, сотрудничество в рамках ЕАЭС для Узбекистана будет взаимовыгодным, что немаловажно в нынешние кризисные времена.

Николай Подкопаев