Интервью члена Коллегии (министра) по таможенному сотрудничеству Евразийской экономической комиссии Мукая Асановича Кадыркулова

   Мукай Асанович, более 1,5 года назад Кыргызстан стал полноправным участником Евразийского экономического союза. За это время звучали различные мнения относительно вступления республики в Союз: от поддержки интеграции до критики. Какие результаты, по Вашему мнению, можно отметить за этот период?

   Для Кыргызстана евразийская экономическая интеграция является приоритетной. Это не просто интеграция ради интеграции. Нам важно было прийти в союз, в котором наравне с экономическим потенциалом будут учитывать исторические аспекты общества, его национальные особенности, знать и уважать традиционные моральные и культурные ценности кыргызстанцев.

   Евразийский экономический союз — это многовекторное экономическое пространство, в котором могут свободно перемещаться товары, услуги, финансы, инвестиции, рабочая сила, с расширенной сферой «наднационального» регулирования в международных экономических отношениях.

   Право Союза (т.е. договоры, соглашения и решения) является обязательным для государств-членов, имеет силу прямого действия. На наднациональном уровне принимается значительное количество документов. И сегодня голос Кыргызстана имеет равнозначную силу с остальными странами ЕАЭС как при разработке таких документов, так и при их принятии. Без согласия кыргызской стороны, как и всех остальных стран-участниц интеграции, ни один документ не может быть принят и вступить в силу.

   Почему это важно? Основными торговыми партнерами Кыргызстана являются страны ЕАЭС. Не будь мы членами Союза, хотели бы или нет, мы бы все равно, торгуя с Арменией, Беларусью, Казахстаном и Россией, должны были бы соблюдать союзное право. Только одно дело играть по правилам, которые ты определял наравне со всеми, а другое – по тем, которые определили без тебя.

   У Кыргызстана уже был такой опыт. Следует обратиться к недалекому прошлому, когда был сформирован Таможенный союз. Внешняя таможенная граница тогда была определена на кыргызско-казахстанском участке, и мы столкнулись с нормами и правилами, к которым были не готовы. Сейчас мы являемся непосредственными разработчиками всех принимаемых в Союзе документов, можем влиять на эту работу и поэтапно готовить нашу экономику к изменениям.

   Да, сегодня мы слышим от отдельных людей, что вступление произошло рано или Кыргызстан вошел в Союз не до конца подготовленным. Нужно отметить, что Кыргызстан – не единственная страна ЕАЭС, в которой высказывались такие сомнения. Начало функционирования Союза совпало с непростым экономическим периодом, и почти все страны ЕАЭС столкнулись с определенными проблемами роста, завышенными от вступления ожиданиями, пережили непростой адаптационный период. Кыргызстан – самый «молодой» участник интеграции, который проходит этот переходный период сейчас.

   Это закономерный процесс. Интеграция – не быстрое действие с моментальным эффектом. Одним вступлением в Союз невозможно решить экономические аспекты, которые копились в стране свыше 20 лет.

   Рынок ЕАЭС – это не только многомиллионный, но и высококонкурентный рынок. Чтобы его освоить, мало желания, требуется значительная безостановочная кропотливая работа всего общества.

   Потребовались изменения в структуре экономики страны. Нужно было отходить от реэкспортной составляющей, когда определенная часть населения перешла от производства, сельского хозяйства к торговле. Причем, в первую очередь, торговали импортными товарами, которые Кыргызстан сам может производить. И такие изменения происходят благодаря членству республики в Союзе.

   Практическим шагом для таких изменений явилось учреждение Российско-Кыргызского Фонда развития в целях развития экономики Кыргызской Республики и эффективного использования возможностей, которые дает евразийская экономическая интеграция Кыргызстану.

   Мы можем сейчас наблюдать этот процесс. В экономике республики мы видим расширение производственной составляющей, не только в легкой промышленности, которая себя воспроизвела и зарекомендовала свою продукцию хорошим качеством за счет энтузиазма людей, занятых в этой сфере, но и восстановление сельского хозяйства.

   12 августа 2015 года Кыргызстан стал полноправным участником ЕАЭС, что, в первую очередь, повлекло за собой отмену таможенного контроля на кыргызско-казахстанской границе, в международных аэропортах и на ж/д вокзалах, где осуществляются перевозки грузов и пассажиров в/из Армении, Беларуси, Казахстана и России.

   При этом следует отметить, что благодаря безвозмездной финансовой помощи от России удалось в сжатые сроки модернизировать информационно-программные средства. Ведется модернизация таможенной инфраструктуры в соответствии с едиными требованиями Союза. Средства российского гранта также предусмотрены на модернизацию санитарного и ветеринарного контроля в республике, что в настоящее время делается.

   Наши граждане смогли беспрепятственно перемещать личное имущество по территории Союза. Почти четверть трудоспособного населения Кыргызстана работает в России и Казахстане, и для них это стало серьезным упрощением.

   Вступление в Союз в целом позволило значительно улучшить положение наших соотечественников на этом трудовом рынке. Кыргызстанцам больше не нужно подтверждать свои дипломы, получать трудовые патенты и доказывать, что они говорят на русском. А это – затратные по времени и деньгам процедуры.

   Наши трудовые мигранты сегодня имеют социальный пакет, равный соцпакету граждан тех стран Союза, в которых они работают. В разработке – договор, который обеспечит выплату пенсий во всех странах ЕАЭС, в которых резиденты стран-членов когда-либо работали.

   У Кыргызстана, как и у остальных стран ЕАЭС, появился гарантированный экономический стабилизатор, своеобразная «подушка безопасности» за счет действующей в Союзе системы распределения ввозных таможенных пошлин. Сбор таможенных пошлин является одним из источников пополнения госбюджета. В ЕАЭС все поступления от таможенных пошлин зачисляются в общую казну, а после распределяются по странам согласно установленным ставкам.

   Завершая ответ на вопрос, не будем вдаваться в статистику по темпам ВВП, объёмам производства республики. С ней можно ознакомиться на официальном сайте Евразийской экономической комиссии. Хотелось бы просто сказать, что всего этого не было, если бы Кыргызстан не стал членом ЕАЭС.

   Республика шаг за шагом реализовывает возможности Союза. Страны ЕАЭС получают взаимную выгоду от участия в евразийской интеграции.

   Интеграционные процессы в евразийском пространстве начались с таможни. Тем не менее, и в этой сфере наблюдается постоянное углубление отношений между странами Союза. Какие достижения за прошлый год для евразийской интеграции в части таможенного блока Вы могли бы отметить?

   Вы правы, сегодня таможенное регулирование – это сфера интеграции, в которой наши страны продвинулись больше всего. На момент образования Союза были зафиксированы 23 препятствия (сюда относятся барьеры, изъятия, ограничения) для движения товаров на общем рынке. Они явились следствием недостаточного уровня интеграции в таможенной сфере. Сейчас таких препятствий осталось 4, часть из которых отпадет с вступлением в силу Таможенного кодекса ЕАЭС.

   В 2016 году таможенный блок Комиссии разработал более 70 нормативных актов, направленных на упрощение и ускорение таможенных процедур и обеспечение единообразной правоприменительной практики в странах Союза.

   Был принят ряд упрощений по декларированию товаров и транспортных средств, сокращению количества сведений, которые нужно заявлять в электронных декларациях.

   В прошлом году закончился подготовительный этап внедрения механизма «единого окна» во внешнеэкономическую деятельность стран ЕАЭС. Таможенный блок Комиссии провел оценку текущего состояния развития проектов в каждой стране. Сейчас также пишутся рекомендации по дальнейшим действиям отдельно для каждой из стран Союза, идет работа по созданию эталонной модели «единого окна». Ранее государства-члены договорились использовать эту эталонную модель в качестве ориентира для дальнейшего развития национальных «единых окон». Это нужно для того, чтобы в будущем национальные системы смогли взаимодействовать между собой на наднациональном уровне.

   Разрабатывается соглашение об информационном обмене со стратегическим торговым партнером Союза – Китайской Народной Республикой. С нашими китайскими коллегами мы договорились обмениваться информацией о товарах и транспортных средствах, следующих из Китая в ЕАЭС, и, соответственно, из наших стран в Китай, а также о товарах, следующих транзитом. Такой обмен повысит доверие между национальными регуляторами, а, следовательно, упростит жизнь участникам ВЭД, работающим на этом рынке.

   Начался переговорный процесс по налаживанию аналогичного обмена таможенной информацией с Вьетнамом в рамках соглашения о свободной торговле.

   В 2016 году был подписан Меморандум о взаимопонимании между Евразийской экономической комиссией и Всемирной таможенной организацией. Это позволит нам еще глубже изучать передовую международную практику в сфере таможенного регулирования и адаптировать лучшие наработки под наш Союз. Все эти шаги говорят о том, что Евразийский экономический союз прошел этап становления и сегодня воспринимается в мировом экономическом сообществе как сильный, надежный и долгосрочный игрок.

   И, конечно, основным итогом года стало завершение работы над Таможенным кодексом ЕАЭС. Таможенный кодекс – это второй по важности документ в Союзе после Договора о создании ЕАЭС.

   Кодекс стал первым масштабным документом, который на всех этапах разрабатывался совместно Комиссией, госорганами и бизнес-сообществами всех пяти стран Союза. Это – беспрецедентный формат разработки законодательства для наших стран. Ранее бизнес привлекался к документам такого уровня разве что на этапе согласования.

   Считаю такой формат работы единственно эффективным в современном мире, ведь бизнес – это непосредственные работодатели таможенных служб. Не будет движения товаров – не будет таможни.

   Сегодня мы в таком же формате разрабатываем решения по тем вопросам, которые в новом кодексе подняты на наднациональный уровень.

   Максимально унифицированное таможенное законодательство Союза с минимальным количеством отсылок на национальное – одна из приоритетных задач, которую мы ставили перед собой при разработке нового кодекса. Сегодня в нем остались отсылки только по тем вопросам, которые затрагивают другие отрасли, например, валютный контроль, налоговое законодательство, административное право и т.д.

   Все нормы, напрямую связанные с таможенным регулированием и перемещением товаров, теперь будут работать одинаково во всех странах Союза.

   Мукай Асанович, можно несколько подробнее остановиться на новшествах Таможенного кодекса ЕАЭС?

   Таможенный кодекс ЕАЭС полностью ориентирован на электронные технологии. Мы оставляем бумагу только там, где это попросту нерентабельно. Например, декларирование товаров, перемещаемых гражданами для личного пользования. В новый кодекс мы заложили основы для полноценного внедрения механизма «единого окна» в систему регулирования внешнеэкономической деятельности. Это еще один прогрессивный проект по оцифровке бизнес-процессов на территории ЕАЭС, над которым работают сейчас Комиссия и госорганы. Решения о регистрации декларации на товары, сама регистрация, решения о выпуске товаров будут осуществляться в автоматическом режиме информационными системами фактически без участия инспектора. Решения о дополнительных проверках, форме проведения таких проверок также будет принимать компьютер, а не человек. Во-первых, это быстрее. Во-вторых, таким образом мы фактически нивелируем риск человеческого фактора.

   Новый кодекс избавит участников ВЭД от необходимости представлять таможенному органу документы, на основании которых заполнена декларация, тогда как сейчас к таможенной декларации прикладывается значительный пакет бумажных документов. Предъявить документы нужно будет только в тех случаях, когда сработают профили риска. Это будут только те документы, которые определит информационная система, а не сотрудник таможни.

   Новые технологии позволят сократить время выпуска товаров минимум в шесть раз. Это не просто лозунги. В новом кодексе уже зафиксировано, что товар должен быть выпущен в течение 4 часов с момента регистрации декларации.

   Одна из наиболее ярких статей нового кодекса, разработанная в тесном сотрудничестве с бизнесом, – усовершенствованный институт уполномоченного экономического оператора (УЭО). Мы видим в уполномоченных экономических операторах надежных партнеров государства. Поэтому готовы дать этой категории бизнеса очень серьезные упрощения в работе.

   Приведу в сравнение с тем, что было предоставлено УЭО Таможенным кодексом Таможенного союза:

- в 4 раза увеличено количество упрощений (ТК ЕАЭС – 17, ТК ТС – 4);

- появилось 3 типа свидетельств УЭО (в ТК ТС – только 1). Участники ВЭД, претендующие на статус УЭО, смогут выбрать наиболее выгодный для себя пакет упрощений;

- на статус УЭО смогут претендовать все участники ВЭД (согласно ТК ТС – только импортеры); - наши страны договорились взаимно признавать УЭО друг друга.

   Кроме того, новый кодекс предоставляет возможность договариваться о взаимном признании УЭО с третьими странами и объединениями.

   Мукай Асанович, Вы уже рассказали о работе бизнеса над Таможенным кодексом ЕАЭС. Такая открытость Комиссии – это эксперимент или же носит системный характер?

   Комиссия ведет свою работу предельно открыто. Бизнес всех пяти стран Союза является полноценным участником интеграционных процессов. Уполномоченные представители от бизнес-сообществ являются полноправными членами рабочих и экспертных групп по разработке всех нормативных актов, которые выходят из стен Комиссии.

   Кроме того, под руководством министров ЕЭК функционируют консультативные комитеты. Консультативные комитеты мы специально создавали для того, чтобы иметь возможность честно и открыто обсуждать с бизнесом возникающие трудности, пути их решения, в том числе и законодательные. Результатом этой работы становятся реальные решения Комиссии, которые, как раньше было отмечено, являются обязательными.

   В таможенном блоке работают два консультативных комитета – по таможенному регулированию и по взаимодействию контролирующих органов на таможенной границе ЕАЭС. Встречи проходят раз в 1,5-2 месяца.

   Проекты решений Комиссии, непосредственно затрагивающих интересы бизнеса, в обязательном порядке проходят оценку регулирующего воздействия. Если мы получаем существенные замечания или предложения, проект отправляется на доработку. Таким образом, у нас ни одно решение не принимается без согласия бизнеса.