Выход США из ТТП откроет новые перспективы для РФ и ЕАЭС, считает эксперт

Транстихоокеанского партнерства (ТТП) создает окно возможностей для России и Евразийского союза, в противном случае — если и Транстихоокеанское, и Трансатлантическое партнерства были бы реализованы — в долгосрочной перспективе ЕАЭС оказался бы в торгово-инвестиционной изоляции, считает директор центра интеграционных исследований Евразийского банка развития (ЕАБР) Евгений Винокуров.

Президент США Дональд Трамп в понедельник подписал указ о выходе США из соглашения о ТТП.

По мнению Винокурова, Транстихоокеанское партнерство могло бы стать крупнейшей зоной свободной торговли в мире — 12 стран, 1 миллиард населения и 40% мирового ВВП. "Оно привело бы к увеличению ВВП входящих стран на 1,1%, а объема торговли на 11% в долгосрочном периоде. Наибольшую выгоду, предположительно, получили бы Вьетнам и Малайзия за счет снижения нетарифной защиты крупных рынков, прежде всего американского", — сказал РИА Новости Винокуров. При этом экономист уверен, что соглашение в целом было бы выгодно США, то есть нетто-эффект был бы положительным, но в основном выиграл бы крупный бизнес из высокотехнологичных отраслей.

 Шанс для ЕАЭС.

"Выход США из ТТП создает окно возможностей для России и Евразийского союза. Текущая внешнеторговая стратегия ЕАЭС предполагает заключения ряда зон свободной торговли (ЗСТ) с дополнительными компонентами (прежде всего регулирование инвестиционного режима). Эта стратегия правильная и отвечает текущим вызовам. Теперь разрабатывать и заключать такие соглашения в Азиатско-Тихоокеанском регионе будет легче", — подчеркнул Винокуров.

Эксперт напомнил, что соглашение о зоне свободной торговли с Вьетнамом уже работает, по ЗСТ с Сингапуром ведутся переговоры. "Не исключено, что Новая Зеландия, вышедшая из переговоров весной 2014 года, снова "созреет". Вполне возможно, что теперь станет легче продвинуться с Южной Кореей, Индонезией, Таиландом, Чили. Пусть товарооборот с такими странами, как Чили, незначителен, но это полезные плацдармы, а товарооборот имеет свойство расти при создании условий", — полагает Винокуров. Экономист напомнил, что расчеты Всемирного банка указывают на нулевой эффект ТТП для России и слабоотрицательный (-0,3%) для Китая. "Эти оценки можно принять для понимания глубины непосредственного торгового эффекта. Но в долгосрочной перспективе — если и Транстихоокеанское, и Трансатлантическое партнерства были бы реализованы — то ЕАЭС оказался бы в торгово-инвестиционной изоляции. Интеграционный блок, на который приходится всего 2% мирового ВВП, категорически не может себе этого позволить. Ему нужны альянсы", — подчеркнул Винокуров. ТТП для США: за и против.

 Соглашение о ТТП, отметил собеседник агентства, продвигало интересы американских корпораций инновационных секторов экономики (биотехнологии, фармацевтика, IT, электроника) По его словам, в ходе переговоров США активно отстаивали положения о защите интеллектуальных прав собственности, унификации санитарных и фитосанитарных мер, экологических стандартов, создавая таким образом комфортную площадку для своих производителей. кроме того, удлинялась и расширялась защита патентов: фактически жесткие нормы защиты интеллектуальной собственности, действующие в США, возлагались на партнеров. На сегодняшний день, считает Винокуров, вопросы тарифной защиты рынков уже далеко не столь важны; гораздо важнее вопросы нетарифной защиты, регулирования и технических стандартов, защиты интеллектуальной собственности. США, играя в процессе формирования ТТП доминирующую роль, имели все шансы стать центром разработки правил торговли, стандартов, технических регламентов в азиатско-тихоокеанском регионе, отмечает эксперт.

"В то же время, из США уходили бы рабочие места в Юго-Восточную Азию, так как США обнулили бы практически все импортные пошлины на промышленные товары и большинство на сельскохозяйственные. Это и стало основным аргументом Трампа: "жирные коты" не должны обогатиться за счет американского рабочего класса, Кремниевая Долина и Бостон не должны жировать за счет Среднего Запада", — заключил эксперт.

Соглашение о Транстихоокеанском партнерстве, готовившееся под руководством США, было подписано в феврале 2016 года по итогам семи лет переговоров представителями 12 стран и подразумевало создание широкой зоны свободной торговли в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Администрация президента США Барака Обамы (2009-2017) рассматривала это соглашение как одну из главных мер в экономическом противостоянии с Китаем, который не стал участником ТТП. Однако конгресс США так и не ратифицировал документ, поэтому он не вступил в силу. Трамп ранее обещал инициировать выход его страны из соглашения сразу же после вступления в должность.