Надо думать о будущем

Развитие ТЭК необходимо возвести в ранг национального проекта государственной важности.

Генадий Шмаль

президент Союза нефтегазопромышленников России

njsd357423 марта 2015 г. в Москве прошел XI съезд Союза нефтегазопромышленников России. На нём шла речь о настоящем и будущем топливно-энергетического комплекса России. Как развивался нефтегазовый комплекс за два года, прошедших со дня предыдущего съезда?

Роль нефтегазового комплекса в нашей стране огромна. В совокупности своих отраслей ТЭК образует энергетический базис современного общества. Но некоторые либеральные экономисты продолжают объяснять проблемы нашей экономики так называемым «ресурсным проклятием», пугают общество «опасностями излишнего внимания власти к ТЭК». Думаю, что настоящим проклятием является то, что финансовые «специалисты» будучи во власти, оказываются неспособными использовать доходы, которые страна получает от разработки природных ресурсов.

Говорить надо о реальной для России опасности, исходящей от власти, у которой нет стратегического интереса к ТЭК, нет продуманной протекционистской политики в отношении развития отечественного нефтегазового комплекса. Особенно это важно в сегодняшней ситуации, в которой наша страна оказалась из-за секторальных санкций, необоснованно вводимых США и Европейским Союзом, резким падением цены на нефть, других неблагоприятных факторов.

Не так давно Президент РФ отметил, что наблюдающийся экономический спад обусловлен внутренними, а не внешними причинами. Очень важное заявление. Наша экономика серьёзно зависит от внешних факторов, что не является большим открытием. Экономический кризис 2008 года мы прошли тяжело, с большими потерями, и, главное, без должных выводов из ситуации. Предкризисный уровень восстановили довольно быстро, но произвести кардинальные перемены в структуре экономики, – не удосужились.

Российский бюджет формируется последние годы с расчётом на сверхдоходы, создавая при этом так называемую «подушку безопасности». Вопрос – для кого? Почти весь последний период благоприятных высоких цен на энергоносители деньги не вкладывались в свою экономику, в своё производство, а направлялись за рубеж. Получалось, что мы финансировали экономическое, технологическое и военное развитие США?

Теперь стоим перед фактом: поступление сверхдоходов закончилось, определённые бюджетом социальные обязательства остались, цены на наши основные экспортные товары полетели вниз, поскольку на них упал спрос, секторальные санкции стали удавкой на шее, в том числе от остановленного импорта оборудования, машиностроительной продукции…

Но, жизнь продолжается. Кстати, мы уже почти год живем в жестких условиях санкций и финансового давления со стороны Запада, целой палитры кризисных ситуаций в самом нефтегазовом комплексе. И результаты не огорчают – объём добычи нефти в прошедшем году незначительно, но вырос. В плюсе оказались все ведущие компании комплекса.

Совершенно права та группа экономистов в Правительстве России, которые исходят из того, что главные проблемы лежат в сфере несовершенства экономики. Они призывают радикально совершенствовать механизмы функционирования экономики, говорят о необходимости структурных реформ. Проблема модернизации приобретает жизненно важный характер. Только инвестировать надо не в «ремонте» мощностей прошлого века, а в создание современных производств. И развитие ТЭК необходимо возвести в национальный проект государственной важности.

Надо думать о будущем. Сегодня необходимо серьёзным политикам и экономистам выработать новые общие правила экономики – эффективной экономики, которая смогла бы реально, а не виртуально сводить концы с концами. И этой новой экономикой необходимо будет чётко и жёстко управлять, с учётом национальных интересов, загодя скрупулезно просчитывая последствия, плюсы и минусы. Было бы правомерно предложить нашему академическому блоку в условиях глобальной экономики и глобального кризиса разработать «Новый экономический курс» для России, с учётом национальных особенностей и приоритетов.

СНП намерен продолжать бороться за сохранение и усиление влияния государства в промышленной политике нашей страны. Мы последовательны в своих взглядах, своей позиции: государственное регулирование должно быть базовой составляющей формирования мер, которые обеспечили бы нормальное функционирование ТЭК и его эффективное развитие в интересах государства, людей и частного капитала.

В нефтегазовой отрасли накопились серьёзные кризисные явления и вызваны они причинами и проблемами, о которых говорится уже давно. Это большой износ и старение основных фондов, массовое выбытие из эксплуатации мощностей, острый дефицит инвестиций и, как следствие этого, отставание с внедрением в производство новых технологических процессов, современного высокопроизводительного и надежного оборудования.

Сразу после Х съезда СНП, два года назад, мы отправили в Администрацию Президента, в Правительство в обе палаты Федерального Собрания Резолюцию съезда с нашими предложениями и рекомендациями по стабилизации работы НГК, модернизации и инновациям. Недавно мы вновь повторили наши требования к исполнительной и законодательной власти. Что-то делается, но нам нужны радикальные комплексные меры.

Запасы. За последние 20 лет доля России в мировых запасах газа снизилась с 34 до 23%, а доля в запасах нефти уменьшилась ещё больше, и составляет менее 8%. Специалисты отмечают, что компании не могут увеличить расходы на проведение геологоразведочных работ не только из-за кризиса, но и из-за неблагоприятной законодательной базы и чрезмерно усложненного государственного регулирования. Можно ли спасти положение в геологии? Можно! Если использовать сохранившийся научно-методический и технико-технологический задел, включив механизм государственной поддержки.

Добыча. Одна из основных проблем – снижение объёмов и темпов бурения. Наиболее перспективны для наращивания запасов месторождения с трудноизвлекаемыми запасами. Я уже упоминал о проекте по созданию научного полигона на месторождениях Баженовской свиты. Эта группа месторождений является уникальной, так как отличается не только большим объёмом запасов, но и качеством нефти. По оценкам экспертов, извлекаемые запасы Бажена составляют 20 млрд т, а ресурсы 150-200 млрд т. Благодаря налоговым стимулам добыча на Бажене растёт значительными темпами: если в 2010 г. добыто 63 тыс. т, в 2013 г. – уже 725 тыс. т.

Следует разработать комплексную программу поиска эффективной технологии добычи из баженовской свиты, объединить усилия нефтяных компаний, работающих на этих месторождениях – «Сургутнефтегаза», «ЛУКОЙЛа», «РИТЭК», «Газпром нефти». Нужно привлечь фундаментальную науку, институты Академии наук, опереться на созданный в ХМАО полигон "Баженовский".

О налогах. Сегодня увеличение налоговой нагрузки на нефтегазовый сектор, включающее повышение ставки на добычу полезных ископаемых, рост экспортных пошлин привели к тому, что вся налоговая конструкция при высоких мировых ценах стала для многих компаний несправедливой. Особенно это касается малых и средних нефтяных компаний. Доля изъятия из выручки нефтяных компаний 65-70%. Естественно, такая налоговая политика впрямую влияет на объём инвестиций.

В качестве примера непродуманности правительственных решений, можно привести недавний налоговый маневр в отрасли, призванный снизить экспортную пошлину на нефть за счёт роста НДПИ. Минфин, не советуясь со специалистами, его откровенно продавил. В результате, созданы диспропорции, которые привели к тому, что и так высокая нагрузка на Западную Сибирь выросла ещё больше. В итоге объёмы эксплуатационного бурения в отрасли упали.

Необходима такая система налогообложения, которая позволит значительно улучшить ресурсную базу углеводородов. Необходимо стимулировать предприятия вкладывать средства в поиск и внедрение методов повышения нефтеотдачи пластов, в новые технологии добычи, прекратить выборочную разработку месторождений, сократить фонд простаивающих из-за низких дебитов скважин, увеличить коэффициент нефтеотдачи. Должны, наконец, быть разработаны налоговые методы стимулирования научно-технического прогресса, шире применяться налоговые каникулы и налоговые кредиты. Что касается проблемы импортозамещения, замечу, что сегодняшний налоговый пресс не позволяет ТЭКу активно участвовать в конверсии ВПК на производство продукции нефтяного и газового машиностроения.

О малых предприятиях. По-прежнему, законодательно не определен статус малого, среднего предприятия; его параметры: какие предприятия нужно относить к этой категории. Пока ни в одном законе или подзаконных актов, регламентирующих деятельность нефтяного комплекса, специфика малого бизнеса не учтена. СНП вместе с Ассоциацией малых предприятий нефтегазового комплекса уже давно бьётся за безотлагательное решение этого вопроса…

О санкциях и импортозамещении. ЕС запретил компаниям из Европы предоставлять компаниям из России услуги по разведке и добыче глубоководной и арктической нефти. Также запрещена поставка плавучих установок для добычи на шельфе, высокотехнологичного оборудования для глубоководной добычи нефти и работы в Арктике. Потенциально под санкции попали проекты по освоению шельфа и трудноизвлекаемых запасов.

Что в этих условиях следует сделать? Необходимо ускоренно развивать нефтесервис и базы для производства необходимого оборудования. Для того, чтобы быть готовыми к полномасштабной работе с Баженами в ближайшие годы нужно серьёзно увеличить парк тяжелых буровых станков, установок для гидроразрыва. Необходимо дать компаниям льготы и преференции по применению третичных методов.

Сегодня, к сожалению, приходится делать такой вывод – государственной научно-технической политики у нас пока нет. Практическая, прикладная наука – вспомним систему НИИ – откровенно разрушена. Нам кажется, правильным решением новой политики в этом вопросе было бы образование отраслевых государственных научных центров на бюджетном финансировании. Именно на бюджетном финансировании.

О бедах высшего технического образования. На эту тему СНП провёл несколько заседаний нашего Совета, совместно с руководством, специалистами РГУ нефти и газа, написали несколько деловых писем в правительство… Самая острая проблема – пагубные последствия введения Болонской системы. Сегодня, в результате этих новаций, бакалавры по уровню квалификации ниже, чем былые выпускники техникумов, которые были обучены практическим делам. Нашей отрасли нужны не бакалавры, а инженеры.

Нефтегазопереработка. В стране работают более 30 крупных НПЗ. По общей мощности отечественная нефтеперерабатывающая промышленность занимает третье место в мире, уступая США и Китаю. Однако по технологическому уровню развития переработки мы здорово отстаём. Об этом свидетельствует низкая глубина переработки нефти, высокая доля выхода низкокачественных темных нефтепродуктов.

Для стимулирования выхода отечественной нефтегазоперерабатывающей промышленности на современный уровень, необходима национальная государственная инновационная программа в сфере переработки углеводородов.

О системе транспорта. Одним из приоритетных направлений инновационного развития нефтегазового комплекса должна стать модернизация существующей системы транспорта углеводородов. Этот процесс включает в себя увеличение энергоэффективности транспорта, сокращение потерь при эксплуатации трубопроводной инфраструктуры, реконструкцию и модернизацию нефтегазопроводных объектов, повышение эффективности технологических режимов работы магистральных трубопроводов. В отраслевых планах зафиксировано, что до 2020 года должны быть модернизированы и реконструированы около 20 тыс. км газопроводов и 10 тыс. км нефтепроводов. У нас очень слабо развит трубопроводный транспорт нефтепродуктов. Всего 20 тыс. км, в США – 240 тыс. км.

Теперь, на мой взгляд, о главном. В условиях геополитического кризиса, в котором Россия оказалась, в условиях жестких санкций, мы должны осознавать, что само время ставит перед нашим отраслевым объединением задачу совместно подойти к пониманию общей цели и выработать общие позиции, консолидировать наши усилия, сплотить всё нефтяное и газовое российское сообщество на взаимовыгодных корпоративных интересах. Понятно, что повлиять на санкционный режим мы не можем, но смикшировать его отрицательное воздействие мы, вместе с властными органами, можем.

Развитию экономики России, её нефтегазовой, перерабатывающей промышленности надо помогать: прикрывать защитными пошлинами, развивать систему протекционизма и так далее... Тогда национальная продукция может стать конкурентоспособной. Это доказывает сложившаяся практика развитых стран мира, которые действуют, невзирая на правила ВТО. Просто, оценивая последствия международной конкуренции для различных отраслей экономики, надо четче осваивать механизмы ВТО и использовать их в своих интересах.

Хорошо скоординированные действия органов власти и добывающих компаний позволят использовать противостояние санкциям как необходимость новой экономической, финансовой, технической политики во всех отраслях промышленности и образования, в первую очередь на рынке услуг и технологий в добыче полезных ископаемых.